Пожар на теплоходе Пекин. Окончание

Пожар на теплоходе Пекин. ОкончаниеПошел второй день пожара. На палубу горящего судна прибыли высшие пожарные чины Гонконга. От них экипаж узнал о надвигающемся тайфуне. Пожар­ное начальство снова приказало открыть трюм. Джут продолжал гореть. И снова в трюм полилась вода. У бор­та Пекина скапливается все большее число судов и по­жарных катеров.

В довершение несчастья на вышке здания, где раз­мещается управление капитана гонконгского порта, подняли тайфунный сигнал № 3, означавший, что всем малым судам во избежание опасности быть выброшен­ными на берег следует покинуть акваторию порта. За­прещалось также движение в порту. Тайфун по имени Доротея уже находился на подступах к Гонконгу.

Пожарные покинули судно, ушли в укрытие пожар­ные катера. Экипаж Пекина остался один на один с ог­нем. Каждый матрос знал, что если он покинет судно, то пламя вырвется наружу, докрасна накалятся пере­борки и борта и уже ничто не спасет их корабль. Ни на секунду нельзя было оставлять без наблюдения корпус Пекина. Его непрерывно поливали водой.

Прошли еще сутки. Каждые полчаса замеряли тем­пературу. Утром моряки услышали выстрел из пушки. Это был тайфунный сигнал № 10. Он означает, что слы­шавшие этот сигнал находятся во власти тайфуна...

С неба обрушились сотни тонн воды. Неистовствовал ветер. Волны перекатывались через палубу горящего судна. Вода проникла в самые малые отверстия, в вен­тиляционные раструбы, в щели, просачивалась сквозь иллюминаторы. Ветер и дождь срывали с бортов Пекина обгоревшую краску. Ничего не было видно сквозь сте­ну дождя. Стрелка на шкале анемометра достигла 45-метровой отметки.

Это означало, что сила ветра перевалила за 12 бал­лов по шкале Бофорта. Корабельные якоря перестали удерживать Пекин, и он начал дрейфовать. А это пред­вещало гибель. Был запущен главный судовой двига­тель. Он работал на полную мощность, с трудом помо­гая судну удерживаться против ветра. Так прошло еще двое ужасных суток. Пожар продолжался. Ураганный ветер выдул из трюма углекислый газ, пламя и дым вновь стали вырываться наружу. Однако судьба Пекина была не самой трагичной. Тайфун сорвал с якорей не­сколько судов, выбросил панамское судно Севилла на берег, потопил сотни джонок и рыбацких сампанов. Улицы Гонконга были залиты водой. Волны подтачи­вали фундаменты зданий. Росло число жертв.

Когда Доротея миновала Гонконг, на судно верну­лись пожарные. Наступил шестой день пожара. Запасы углекислоты давно кончились. И хотя вода тоже не по­могала, пожарные лили ее с удивительным упорством. В конце концов, они решили затопить трюм. Капитан Пашкевич безуспешно доказывал, что это может при­вести к посадке судна на грунт, либо к перелому кор­пуса. Одолеть пожар на Пекине можно было только с помощью пенотушения. Но на судне было лишь неболь­шое количество пенообразователя.

Через горловину пожарные стали пробираться внутрь трюма. Сначала нужно было отбросить мешки с орехами, которые лежали на кипах джута. Прошло немного времени, и пожарные отказались от этого: ра­бота в горящем трюме — дело нелегкое.

Польские моряки сами взялись за дело. В кислород­ных масках они спустились в трюм. Вскоре там был наведен порядок. Тогда к матросам присоединились по­жарные. Вместе с моряками они стали поливать джу­товые кипы пенным раствором. На протяжении второй половины дня, весь вечер и всю ночь продолжалась эта тяжелая борьба в плотно закрытом, наполненном дымом и газом трюме. Только в среду, в полдень, решились открыть трюм и начали вытаскивать наверх обгорев­шие кипы джута.

Еще несколько раз вспыхивало над Пекином зарево, но это были уже отдельные очаги. Битва с огнем была выиграна. Вечером к работе приступили портовые груз­чики. Под надзором пожарных они перегрузили остав­шиеся джутовые кипы на подошедшие к Пекину баржи.

Так закончилась огненная неделя на польском суд­не. Шеф пожарной команды Гонконга сказал польским морякам: «Впервые вижу такое. Обычно экипаж, как только начинается пожар, оставляет судно, устраивает­ся в гостинице на берегу и преспокойно ожидает там, когда пожарные справятся с огнем. А эти так боролись с пожаром, будто отстаивали от огня свой собственный корабль...»

Капитан Пашкевич отказался назвать репортерам имена особо отличившихся моряков. «Кого бы я ни на­звал, — ответил Пашкевич, — обидел бы остальных. Я дам господам репортерам судовую роль. Можете выпи­сать из нее все фамилии. Все члены экипажа Пекина отстаивали честь его флага...»

Пожар на теплоходе Пекин. Окончание
Оцените статью

Еще статьи:

Последствия и уроки пожарной катастрофы авианосца «Форрестол». Часть 6
Пожар в моторном отделении эсминца Z24
Огнетушащие составы
Взрывы погребов боезапаса
Подготовка экипажей кораблей
Гибель подводной лодки «Стиклбэк» при столкновении с эсминцем «Сильверстейн»
Последствия и уроки катастрофы эскадры во время тайфуна. Часть 6
Посадка на мель в гавани группы легких кораблей во время шторма. Часть 3
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Загадки и тайны морей и океанов © 2011 - 2017 Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх
Читайте ранее:
Пожар на теплоходе Пекин
Пожар на теплоходе Пекин

Пекин, грузовой теплоход грузоподъемностью 10 000 т, совершал свой десятый рейс. В Бангкоке на палубу судна приняли 130 буйволов. Живой...

Закрыть